new balance uk jordan trainers Adidas Stan Smith uk nike free 5.0 uk oakley sunglasses uk timberland boots uk nike air max sale saucony trainers Longchamp uk adidas football boots uk polo shirts uk louis vuitton uk adidas neo uk nike air force 1 uk cheap ray bans uk hollister uk balenciaga trainers nike trainers uk

Ralph Seguinot

Home / Street Art / Ralph Seguinot

If someone will ask me: ”Could you paint for me for free?” – I will do but so far all my work has been bought.

Ralph Seguinot
click on icon to read

Thank you, Ralph, for meeting me. Please tell us how you entered the world of art?
Have you ever heard of Asheville, North Carolina? It’s a small town… Kind of on a middle of nowhere. Population is about 80,000. In short, it has a sufficient number of universities and, as it turned out, plenty of energetic young people. The town was to some extent, bankrupt, and a lot of owners have left the buildings to the wind and rain. A crew of local artists arranged a party, illegally, in these abandoned buildings, and made graffiti, despite the opposition of the authorities. After a year or two, it gradually accumulated to this point where tourists began to flock to the ruins and it attracted media attention. These walls are masterpieces! The state decided to give them the factory for free. Now there is an unreal amount of galleries inside this abandoned glass factory, and on the ground floor, cafes, restaurants for tourists, stores, and handmade craft stores popped up. In fact, an illegal act has given it new life. I think it gave me a strong impetus of what to think: why not do the same thing in Pennsylvania? I know for sure that there is a huge potential.
Your street art is it mainly inspired by Asheville or by something else?

I lived in Lebanon. And it was exactly the same situation. People go to work, eat and drink, became criminals sometimes and, of course, almost nobody understood art. I rode around on a skateboard a lot, simply because there was nothing else to do. The town was empty and collapsed. There was nothing around that could push me into a solo exhibition before. When I moved to Harrisburg, I felt with all my heart that this is the place where it’s my time to create. You know the results.
And you went to art school there, of course?
No. I just saved it all up in myself, until the accumulated knowledge escaped. Education cannot serve as a mandatory sign of creativity.
The artistic act is to interact with many people at a level of creativity without rules. I prefer an illegal, non-traditional way. I think street art reaches more people.
Does this mean that the space required for a street artist is stagnant?
To a certain extent. Modern art or street art makes you look at death as a living thing. Where the system cannot work to support life, there must be an act of creativity. The artist plays a huge role in the life of the system, it is just not evaluated, because the true art is often an art that makes you look and think. To make something arise, you have to do it illegally, be the first where people are terribly afraid to tread. But in the end people will like and want your art.
Looking at your work, I notice connections between the infantile and the violent.
I like to play. In children, this is a very strong urge. It shows naivety in a world focused on money. But I am kid. And I have a wife, a house, my business, but I want to play. I cannot all the time, my life is held in press of money and work.
But you, however, came to the gallery and offered your work for $100.

Yes. This will help me with my bills, but if someone says:”Ralph, you could do for free?” – I will agree. So far each of them has been bought.

Спасибо, Ральф, что пришёл на встречу. Расскажи, пожалуйста, как ты пришёл в мир искусства?
Ты слышала о городе Эшвил в Серверной Каролине? Маленький городок …невзрачный. Там вроде бы живёт всего лишь 80 тысяч людей. Короче, зато достаточное количество университетов и, как оказалось, энергичных молодых людей. Город был в какой-то степени банкрот, и многие здания просто оставляли ветру и дождю. Многие из этих людей нелегально устраивали вечеринки в этих заброшенных домах, рисовали граффити, несмотря на противодействие власти. Через год-два постепенно всё это накопилось до состояния, когда к этим развалинам стали стекаться туристы, привлекли СМИ. Там же на этих стенах рисовали шедевры! Государство решило отдать им бесплатно дома. Сейчас там нереальное количество галерей внутри заброшенного стеклозавода и на этой почве вокруг образовавшиеся кафе, ресторанчики для туристов, магазины, шопы handmade. Фактически они дали вторую жизнь через нелегальный акт. Мне кажется, это послужило очень сильным толчком к тому, чтобы задуматься, почему бы не сделать то же самое в Пенсильвании? Я знаю точно, что в этом есть огромный потенциал.
Здесь ведь кроме Эшвила что-то было до, что не оставило тебя равнодушным к искусству?
Я жил в Лебаноне. И там была точно такая же ситуация. Люди ходили на работу, ели, пили, становились преступниками и, конечно, почти никто не понимал искусство. Я много катался на скейтборде, просто потому что больше ничего не оставалось делать. Город был пустым и разваленным. Ничего не было вокруг, что могло бы меня толкнуть на персональную выставку раньше. Когда я переехал в Харрисбург, я почувствовал всем сердцем, что это именно то место, где пришло моё время творить. Результаты ты знаешь.
И ты ходил там в школу рисования?
Нет. Я всё это просто копил в себе. Когда-то накопленные знания должны вырваться наружу. Школа не может служить признаком, способствующей обязательной креативности. Речь идёт о художественном акте, взаимодействии с множеством людей на уровне, который ты сам создаёшь без правил. Скажем, нелегальном, нетрадиционном. Я думаю, что этого уровня уличное искусство вполне достигает.
То есть выходит, что обязательное пространство для художника – граффиста – это пространство застоя?
В какой-то мере. Современное искусство или уличное искусство заставляет тебя посмотреть на вещи, которые умирают, как на живые вещи. Там где больше система не может работать, поддерживать жизнь, там должен быть акт творчества. Художник играет огромную роль в жизни системы, просто это не оценивается, потому что настоящее искусство – это чаще всего искусство, которое заставляет тебя смотреть, думать. Чтобы что-то возникло, ты должен делать это незаконно, быть первым в том, чего люди страшно боятся. Но в конечно итоге хотят.
Глядя на твои работы, они граничат между инфантильностью и насилием.
Мне нравится играть. Дети –это очень сильный позыв. Это наивность в мире, который вырастает деньгами. Но я ребенок. И у меня есть жена, дом, свой бизнес, но я хочу играть, я не могу всё время, всю жизнь провести в напряжении.
Ты, тем не менее, пришёл в галерею и предложил свои работы от 100 баксов.
Да. Это мне поможет с моими счетами, но если кто-то скажет: “Ральф, ты мог бы бесплатно сделать?” – Я соглашусь. Пока что мне никто не предложил, у меня их купили все.

View Gallery



Влияние улиц на историю одного мира. Соединенные Штаты.

«Разрушим музеи. Наша борьба не висит на стене здания. Восходит на горизонте новый дух. Подобно улице Уотс, мы будем сожжены с этой революцией заживо….» – Вот с такими словами, несколько молодых парней и девочек раздавали листовки неподалёку от музея современного искусства в Нижней части Нью-Йорка – Ист Сайда. Копы патрулировали за пределами Музея и охраняли целыми фалангами невинных детишек. Директор Современного Музея (в котором хранится самая большая коллекция да-да в мире) в замешательстве выбегал на улицу и только размахивал руками, почти со слезами на глазах, восклицал: “Что мы сделали? Что происходит?”
Группа неизвестных мальчиков и девочек, раздававших эти контркультурные листовки, называлась «Black Mask».
На следующее утро в чёрных капюшонах, в шлемах, группа подошла к стенам Музея Современного Искусства, с насаженным на кол черепом. Теперь их было 15.
Они прошли от Стрит Канала до Нижней части Бродвея. На плакатах была надпись: «УОЛЛ СТРИТ – это улица войны».
Но как реагировала общественность? Полиция и разодетые мажоры были ошеломлены. Началась своего рода замешательство. Но всё это было лишь репетиция, дешевая провокация и, конечно, их настиг относительный провал.
Для Black Mask это больше походило на экспериментальное искусство, нежели реальную политическую акцию. Но постепенно ненависть и любовь разжигалась….
Однажды пришло время стрит-перфоменсов. Стоял 1968 год. Во-первых, они стали первые, кто начал использовать термин «единомышленники».
А во-вторых, это и было искусство, о котором можно мечтать сегодня. Это искусство, изменившее время.

Творческие акты Black Mask:

1. Протесты против войны во Вьетнаме.

2. Неделя против зла искусства на Wall street.

3. Причина некоторых нью-йоркских аварий (группа устанавливала колодки на дорогах).

4. Организация баз бесплатного питания.

5. Открытие первого бесплатного магазина в Нью-Йорке.

6. Оказание помощи контркультурным бандам Нью-Йорка.

7. Помощь юристов и врачей в случае подтасовок.

8. Разжигание скандалов на политических открытых форумах.

9. Препятствование проведению мирных политических демонстраций. Организованные драки против маосистских групп сорта «Прогрессивная партия труда».

10. Помощь в захвате и удерживании одно из захваченных студентами зданий Колумбийского университета.

11. Публичный «расстрел» профессора, поэта и сценариста Кеннета Коха, используя монтажные патроны.

12. Вступление в Студенческое Демократическое Общество.

13. В 1967 арт группа ворвалась незаконно в Пентагон во время антивоенных протестов.

14. Демпинговая акция билетов в Линкольн-центр в день открытия буржуазного гала-концерта (каждый нищий мог попасть на это событие без проблем). В тот же день была устроена «мусорная забастовка» (события хорошо описаны в одном из кинохроник «Мусор» 1968).

15. Организация бесплатных ночных концертов в Fillmore East, где выступали такие банды как MC5 (антивоенное музыкальное движение «Белая пантера»). Подобные концерты быстро привлекли внимание всего Нью-Йорка, но были недолгим событием, потому что, объединив силы мэрии, полиции и самого директора Fillmore East, «Свободная ночь» была закрыта.

16. Разрушение забора в Вудстоке, что позволяло тысячам людей войти бесплатно на музыкальный фестиваль.

17. Одним из участников Black Mask была Соланас Валери, которая совершила попытку убийства Энди Уорхола. Мореа (лидер Black Mask) как раз и был помощником и инициатором этого акта Валери. Когда Морею было предложено в 2005 году дать интервью для одного из нью-йоркских журналов, Морее ответил: “Рациональность поступка Валери? Я не думал об этом. Я просто ненавидел его. Энди Уорхол разрушил искусство”.

18. В 1968 года оказали помощь в оккупации здания Колумбийского университета, где они рисуют своё знаменитое граффити, нацарапанное на математическом факультете, и отсылают письмо президенту Колумбийского университета «К стенке ублюдок. Это ограбление»

19. Оказывают помощь в создании музыкального альбома, написанного Джоном Сандстром. В одной из песен впервые используется на телевидении слово «чёрт возьми», когда песня была представлена на Wild Cavett Show 1969 года. Там же знаменитые их слова: «Мы все преступники в глазах Америки. Для того, чтобы выжить, мы грабим, обманываем, лжём, подделываем вещи… Мы слышим только… к стене, ублюдок!»

20. Эта песня была спета Патти Хёрст во время ограбления банка (Патрисия Херст – внучка Уильяма Рэндольфа Херста, американского миллиардера и газетного магната, жертва политического киднэппинга, террористка, судимая за ограбление банка).

Манифест Motherfuckers.

Существует новая динамика, которая питается наукой и разжигается революцией. Одни из нас следуют футуризму, другие дадаизму и сюрреализму, но есть предел, после которого мы должны оставить наши пристрастия позади нас. Там, где они пытались совершить революцию через искусство мы должны изменить своей жизнью. Мы ищем формы, превосходящие это расстояние между искусством и политикой – это акт гражданской революции. Каждая из созданных культур определяет формы искусства и чем будет искусство и наша задача состоит в том, чтобы разрушить эту культуру. Искусство сегодня не помогает жить, оно является лишь оправданием нашей нищеты существования.

Призвать к революции – это значит сделать ее всеобщим достоянием. Чтобы изменить власть, изменить правителей, изменить мир, мы должны изменить способ своего существования. Каждый человек может взять контроль над окружающей средой, над экономикой, культурой и обществом. Нет никакой власти, чем власти общества. Власть – не привилегия элит. Тоже самое должно быть и в искусстве. Культура не нуждается в учителях, экспертах, но нуждается в нас. Всех.

Бен Мореа.

Во имя пропаганды высших идеалов, берите себя за голову и ведите против быдла, мажоров и нищеты. Искусство способствует тебе, мой современный герой.

( Перевод текстов – Lems Belka)

subscribe to our mailing list


Comments(0)

Leave a Comment


christian louboutin casquette vetement nike corte nike air max adidas stan smith lunette de soleil schmuck chaussures femme sac a main chaussures de foot Chaussures Bijoux Sac michael kors Sportschuhe Chaussure nike nike air presto nike free lunette de soleil oakley nike schuhe damen adidas schuhe
SCARPE NERO GIARDINI, NUOVA COLLEZIONE hogan outlet2016 2017 Scarpe e stivali d’alta qualità quelle di hogan outlet online Nero Giardini, grazie ai materiali comemoncler outlet la pelle. Poche concessioni ai fronzolimoncler outlet online di troppo, perfettamente rispettato ilmoncler outlet online trend glam british, grazie alle piccolemoncler outlet online applicazioni borchiate in metallo e alla moncler outlet online presenza delle fibbie. Gli stivali hanno moncler outlet online gambali di diverse misure, dal tronchettomoncler outlet online al modello che arriva al ginocchio e si moncler outlet online predilige il tacco grosso, alto oppure basso. Blu, grigio, bianco, beige sono i colori canada goose pas cher che predominano in tutte le collezioni dicanada goose pas cher Hogan Uomo scontate, come la Hogan H198 canada goose pas cher realizzata in camoscio o la Club H262, con crosta effetto vintage. Maxi logo impresso sulle sneakers high-top delle H242 e disegni all’inglese, impunture acanada goose pas cher vista o lisce per la linea Route, dedicata agli business man. Colori tenui, fantasie animalier, pellamicanada goose pas cher pregiati e paillette sono gli elementi che canada goose pas cher caratterizzano la collezione di scarpe Hogan donne destinate alla prossima stagione autunno inverno. Allegra, vivace e perfetta per completare un outfit canada goose outlet italia casual la linea Interactive offre sneaker in canada goose outlet italia vernice o pelle con effetto lizar, in cui la canada goose outlet italia H del marchio è impreziosita da paillette ocanada goose outlet italia borchie. Camoscio, colori a contrasto o stampa outlet moncler animalier invece per le H22 con dettagli in pelle. outlet moncler Effetto pitonato o nero, per le stringate della outlet moncler collezione H259, con suola bianca, ideale per outlet woolrich un look formale. Scopri tutte le offerte Hogan uomo e donna nella nostre vetrine aggiornate. Si tratta di Hogan originali vendute su outlet online sicuri e affidabili dove potrete trovare saldi Hogan prezzi Hogan è un noto marchio italiano, appartenente al outlet woolrich gruppo Tod’s. Nato nel 1986, con il lancio di unaoutlet woolrich linea di scarpe da cricket, delle sneakersoutlet woolrich qualche anno dopo è divenuto famoso per la qualità e il design delle sue calzature. Il segreto del successo di questa azienda, è legato alla sua capacità di interpretare gli stili di vita moderni in modo innovativo, offrendo prodotti che non seguono la moda ma dettano le tendenze.